На рубеже второго и третьего тысячелетий изолированное существование любой страны, ее отгороженность от мировой экономики и социально-культурных процессов стали фактически невозможными. Независимость Узбекистана, его вхождение в мировое сообщество определяют необходимость и пути вхождения в мировую систему коммуникаций.

            «Мы уверенной поступью идем по избранному нами пути, и должны прежде всего конкретно представлять себе, каким будет не только нынешний, но и завтрашний день, - отмечает И.А.Каримов,- как будут жить наши дети, каким будет их светлое и счастливое будущее, и на этой основе строить свои планы.

            И, безусловно, в этом важную роль должно сыграть наше сотрудничество во всех сферах с мировым сообществом»1.

            Важным для нашей страны является умение эффективно пользоваться научно-техническими достижениями. В силу того, что сегодня самой распространенной графикой в мире является латинская (этой графикой пользуются 30% населения всего мира, индийской - 20%, арабской - 10 % 2 ), в Узбекистане 2 сентября 1993 г. был принят Закон «О введении узбекского алфавита на основе латинской графики», а 21 декабря 1995 г. Олий Мажлис в  Постановлении  «О порядке введения в действие закона Республики Узбекистан» «О государственном языке» определил завершающую дату перехода на латинский алфавит узбекского языка» - 1 сентября 2005 года. Эти решения стали важными законодательными шагами. Латинская графика открывает перед Узбекистаном широкие возможности полнее воспринимать мировую культуру и всемирную информацию.

            Отметим, что вопрос о введении латинской графики не является новацией сегодняшнего дня.             Эволюция, реформированное развитие также характерны для сферы языка, как и для того или иного явления общественной жизни. Любой язык располагает скрытыми резервами для его дальнейшего совершенствования.

 Это реформистское движение в среде отдельных народов имеет свою историю и своих инициаторов и борцов.

            Обратимся к истории этого вопроса.

            На территории современного Узбекистана письменность существовала с глубокой древности. Здесь с древнейших времен пользовались различными алфавитами. В частности, согдийская и хорезмийская письменности возникли на основе древнеарамейского письма, письменность Тохаристана в свою очередь была основана на согдийской и хорезмийской. Напомним, что согдийская письменность сыграла важную роль в процессе обретения грамотности многими народами Центральной Азии, на основе которой появилось немало разновидностей письма, например уйгурская письменность.

            Огромную роль в истории культуры узбекского народа сыграл арабский алфавит, зародившийся на Аравийском полуострове и широко распространившийся вместе с исламом. На нем было записано и священное писание мусульман - Коран, на нем создавали свои бессмертные произведения многие деятели науки и культуры, чьи труды вошли в сокровищницу духовного наследия человечества.

            Арабский алфавит используется уже более тысячи лет. Созданный для семитских языков, хорошо приспособленный к требованиям арабского языка, он, однако не до конца,  передавал богатую фонетическую структуру тюркских языков. Целый ряд знаков, имеющихся в арабском алфавите и предназначенных специально для арабского языка, не был нужен тюркским языкам и являлся лишним балластом в азбуке, и наоборот, немало звуков, имеющихся в тюркских языках, не находило в нем отражения. В результате сложилось тенденция, обусловившая необходимость внесения изменений в арабский алфавит, используемый тюркскими языками.

            Во второй половине XIX в. было выработано несколько проектов реформы арабского алфавита. Так, известный азербайджанский писатель, и драматург (в свое время впервые ознакомивший тюркские народы с произведениями зарубежной и русской литературы, автор комедий, большинство произведений которого переведено на французский, немецкий, английский, русский, и персидский языки) Ахунд заде Фатх Али, прекрасно изучивший восточные языки и арабский алфавит, задался целью реформировать арабскую систему письма и приспособить ее к требованиям тюркских языков. В 1863 г. он предложил вниманию визиря Фуада Паши в Константинополе свой проект. Ученая корпорация наградила Ахунд заде Фатх Али орденом за научные заслуги, но представленный им проект реформы алфавита отклонила. Возражения были направлены не столько против его проекта, сколько против возможности реформы арабского алфавита вообще. Однако эта идея уже овладела умами части представителей турецкой интеллигенции. В последствие турецкие лингвисты модернизировали свой язык, оставив латинскую графику3.       

            Другая попытка решения этой задачи была предпринята виднейшим деятелем персидской литературы Мирза Мелькем-ханом («второй Саади»). Получив прекрасное образование (знал арабский, персидский, турецкий, а также европейские языки), он занимался и вопросом о замене алфавита. В свое время он писал: «Я бился над этим вопросом более 20 лет, живя в мусульманских странах, я 20 лет искал пути к прогрессу и с каждым шагом находил все новые доказательства того, что исламские народы смогут двигаться вперед по пути прогресса лишь после того, как решат приспособить свой алфавит к современной европейской технике»4. Его сочинения «Шейх и визирь» и «Основы прогресса» посвящены идее введения латинского алфавита.

            Третьим крупным деятелем в этой области является персидский принц Мирза Риза-Хан, выступивший в 1879 г. с проектом латинского алфавита (Alphabet Ruchdie ) применительно к арабскому и тюркскому языкам. Нельзя не отметить и попыток известного деятеля Закавказья Феридуна бека Кочарлинского, выступившего в 1898 г. в газете «Кавказ» (№№ 230, 238, 264) с рядом статей (на русском языке). В них он подробно анализирует все недостатки арабского алфавита, проявлявшиеся в случае его использования тюркскими языками.

            Последним деятелем в этой плеяде «латинистов» был редактор газеты «Sharqie Rus» («Русский Восток») Мемед-Ага Шах-Тахтинский,  распространявший идею алфавита не посредством бесплодных обращений к великим и малым визирям, а путем агитации и пропаганды среди просвещенных слоев населения5.

            Неудобства арабского алфавита были отмечены и гуманистами Средней Азии. Так, газета «Садойи Туркистон» неоднократно публиковала статьи, в которых поднималась важная проблема языка и орфографии: «Мы крайне отстаем, - отмечал в своей статье Рауф Музаффар, - в вопросах языка и орфографии нашей литературы и периодической печати. Нет сводов правил литературного языка и орфографии. Более того, мы не смогли устранить изъяны в преподавании родного языка в новометодных школах»6. 

            Вероятно еще много лет могли продолжаться прения лингвистов, направленные на совершенствование алфавита. Однако установление власти большевиков в Российской империи, процессы формирования тоталитарной системы, утверждение моноидеологии, начавшиеся после 1917 г., перевели этот вопрос из лингвистической сферы в сферу политическую. Вопрос о реформе письменности был поднят на уровень государственной задачи, на решение которой было направлено внимание правительственных научных организаций.

            В силу того, что арабской письменностью владела часть населения, новая власть для решения поставленной задачи считала необходимым привлечь на свою сторону колеблющиеся народные массы. Большая политика придавала первостепенное значение реформе письменности, рассматривая ее как одну из задач идеологического воздействия на мусульманское население. Успех ее решения ставился в зависимость от скорейшего решения проблемы грамотности коренных жителей, что облегчало ведение среди них агитационно-пропагандистской работы. Это мероприятие требовало облегчения правописания, принятия новых норм орфоэпии, и орфографии. Быстрое претворение этих замыслов в жизнь в Средней Азии зависело от пересмотра арабского алфавита.

            В те годы дискуссии и споры вокруг вопроса о реформе алфавита носили активный характер. Выявились разные точки зрения. Одни предлагали вообще не трогать алфавит на основе арабской графики, а оставить таким, как он есть. Эта группа получила название  «староорфографистов» - «эскиимлочилар». Другие предлагали внести в алфавит частичные изменения, дополнив его новыми знаками. Их стали называть «среднеорфографистами» - «уртаимлочилар». Третьи - «новоорфографисты» - «янгиимлочилар», соглашаясь с мнением «среднеорфографистов заменить в алфавите буквы, предлагали реформировать арабский алфавит и приспособить его для фонетических особенностей узбекского языка, и поэтому их еще называли «реформистами».

            В январе 1921 г. в Ташкенте прошел, съезд, состоявшийся по инициативе филологического общества «Чагатай гурунги», посвященный узбекской орфографии. На нем приняли участие и представители Бухарской и Хорезмской республик.

            Фитрат выступил как сторонник реформы арабского алфавита, реформист Ашурали Зохирий - как «середняк», Боту (М.Ходиев) выдвинул совершенно новую идею - введение латинского алфавита7.

            В выступлениях лингвистов, как в зеркале, отразился весь спектр бытовавших тогда идей по вопросу дальнейшего  использования и приспособления арабского алфавита в Туркестане. Так, Абдурауф Фитрат, обеспокоенный сложившимся положением, говорил: «Время требует скорейшей ликвидации неграмотности, и для этого есть все предпосылки. Письмо и орфография многих народов удобны, систематизированы, чего нет у нас. Вытекает необходимость принятия новой орфографии, которая учитывала бы все недостатки арабского алфавита и орфографии. Отсутствием орфографии и строгих правил нельзя ликвидировать неграмотность, нельзя повысить культуру»8.

            Отметим, что выдвинутая Боту идея перехода на латиницу не нашла одобрения, так как большинство делегатов съезда стояло за совершенствование существовавшего тогда алфавита на основе арабской графики9.   

            Было решено упразднить несколько лишних для узбекского алфавита арабских букв, введя при этом некоторые новые; в начертаниях букв установили единую форму; написание иностранных слов подчинили принципам узбекской орфографии10.

            Кроме того, следует помнить, что реформированный арабский алфавит уже применялся. Так, в 1920 г. под руководством Фитрата на нем стал выходить журнал «Тонг».

            Хотя языковеды и отвергли идею перехода на латиницу, однако центральные власти продолжали готовить почву для ее внедрения. Так в Татарии, Крыму и Туркестане разворачивались дебаты, создавались разрозненные кружки, и группы по созданию проектов латинизиро¬ван¬ного алфавита.

            Инициатором движения за латинизацию, площадкой для внедрения латинского алфавита был избран Азербайджан. Центр спустил распоряжение о создании нового алфавита, и азербайджанские лингвисты под нажимом и наблюдением правительственных структур стали разрабатывать так называемую тюркскую грамматику с использованием латинской графики. Уже в 1922г. здесь стали осущес¬т¬вляться практические меры на государственном уровне.

            По постановлению Азербайджанского ЦИКа от 20 октября 1923 г. за подписью Агамалы-Оглы новый алфавит был признан равноправным с арабским, а позднее - единственным государственным алфавитом, обязательным ко всеобщему употреблению. После этих официальных шагов новый латинизированный алфавит завоевал себе командное положение в азербайджанских государственных учреждениях11. 

            Среди народов бывшего СССР, пользовавшихся арабским алфавитом, началась проводиться активная агитационно-пропагандистская работа за новый алфавит, отвечающий возросшим требованиям времени. Однако практическое внедрение нового латинизированного алфавита во всех республиках и областях, начиная с Кавказа, Азербайджана, Татарии, Крыма, Средней Азии и кончая Алтаем, Бурят-Монголией и т.д., вызвало настолько обостренную и ожесточенную борьбу, что вряд ли какая-либо другая общественная реформа может идти в сравнение с этой по остроте и широте идеологических столкновений и дискуссий.

            В поддержку внедрения нового алфавита выступали «воинст¬ву¬ющие атеисты», усматривая в арабском алфавите сохранение влияния религии и мусульманского духовенства. Более того, оправдывая борьбу с религией, как отмечают исследователи, в те годы специальные отряды чекистов уничтожали, заодно с Кораном, древние рукописи, труды ученых  и классическую поэзию12.  

Отметим, что  в 1787 г. в типографии Российской Академии наук по приказу Екатерины II в России впервые был напечатан полный арабский текст Корана. В 1800 г. здесь было разрешено без ограничений печать мусульманскую религиозную литературу, чем и занялась специально открытая для этого в 1802 г. типография в Казани. К 1806 г. она издала ряд книг по исламу общим тиражом свыше 40 тысяч, в том числе 3500 экземпляров Корана. Все издания получили широкое распространение не только в России, но и за ее пределами. Они послужили образцом для последующих изданий Корана в Бахчисарае (в конце XIX в. ), Османской империи, Индии, и Египте13, что способствовало процессу взаимопонимания России и исламского мира, усилению контактов, и преодолению барьеров.

            В процессе борьбы против внедрения латинского алфавита к «арабистам» присоединялись все недовольные, разочаровавшиеся в советской власти, определив свое отношение к замене алфавита как к насилию  большевиков.

            Для преодоления сопротивления власть принимала меры различного, зачастую противоречивого характера. С одной стороны, в специальных постановлениях 1923 г, предлагалось продолжить анти¬рели¬гиозную борьбу, с другой - привлекать лояльную к власти часть интеллигенции к культурно-просветительской работе и борьбе с духовенством. За рамками этих постановлений остались чаяния, и вера людей, ими же прикрывались репрессивные меры осуществляемые в реальной жизни. Так, были подвергнуты гонениям участвовавшие в пересмотре узбекского алфавита и члены филологического общества «Чагатай гурунги», которые стремились к просвещению народа и впервые внесли в узбекскую письменность шесть новых знаков для обозначения, гласных звуков. Впоследствие эта столь представительная и влиятельная группа властью была объявлена пантюркистской и подверглась репрессиям. «Вы кричите, - отвечая на обвинения писал Фитрат, - что «Чагатай гурунги» - это пантюркисты. Особенно в последнее время становится модным считать «Чагатай гурунги» пантюркистским и панисламским движением. Я не говорю, - замечал Фитрат, - что «Чагатай гурунги» распространяла пролетарскую идеологию, - было бы глупо претендовать на это. Группа «Чагатай гурунги» не стремилась непосредственно заниматься политикой, а занималась только языком, орфографией и литературой»14.  

            Латинизация велась под флагом «ускорения» ликвидации массовой неграмотности и развития народного просвещения. Фактически же представители партийного и государственного аппарата, рассматривая арабский алфавит как символ всего религиозного, мусульманского, стремились вместе с грамотностью внедрить новую идеологию, оторвать народ от того, что принадлежало ему его исторически.

            Изредка апологетами режима поднимался  вопрос о переходе на кириллицу, что ускорило бы процесс русификации,  однако эти пред¬лож¬е¬ния вызывали негативную реакцию. Давая объяснения,  Н. Яков¬лев в преддверии тюркологического съезда писал о нецелесообразности применения русской графики в силу того, что она, благодаря ее распространению через миссионерские школы, получила неприятный для национального чувства привкус русификаторства и насильственной денационализации15. С ним был согласен и Л. Жирков: «Царский режим упорно навязывал всем русский алфавит и поэтому все от русского алфавита отворачивались. Латинский же алфавит никакого такого одиозного прошлого не имеет»16. Многие ученые бывшего СССР сознавали необходимость созыва съезда или конференции работников просвещения тюркских народов по вопросам, связанным с культурной жизнью, в том числе и с внедрением латинского алфавита.

            В Москве при Научном обществе востоковедения была создана «Ассоциация латинского шрифта для тюркских письменностей», призванная готовить созыв общетюркского съезда.

            В результате с 27 февраля по 6 марта 1926 г. в Баку прошел первый всесоюзный тюркологический съезд. На нем присутствовали делегаты от Академии наук, Научной ассоциации востоковедения, Украинской Академии, Закавказской ассоциации востоковедения, ученые из Средней Азии, Константинополя, и Германии. Среди присутствовавших из Узбекистана были Абдужаббаров Абдурашид (НКП) -Самарканд, Гаврилов Михаил Филипович (САГУ) - Ташкент, Ильбек Мешрек Юнус-оглы (НКП) - Ташкент, Иногамов Нахим Ахундджан-оглы (НКП) - Самарканд, Рахими Шкирджан (НКП) - Ташкент, Рахманов Бикджан (НКП) - Хива (Хорезм), Усманов Меджид Сагитович (НКП) - Самарканд, Юнусов Гази Алим (НКП) - Самарканд, Садри Исмаил (НКП) - Бухара17.

            В докладах, прозвучавших на тюркологическом съезде,   были под¬няты различные вопросы большой теоретической и практической значимости: об истории тюркских народов, о родственных связях тюркских языков, об орфографии, терминологии, о стремлении ликвидировать неграмотность, о переводе учебников на родной язык и т.д. Но главной проблемой, по которой развернулись теоретические баталии, явилась проблема алфавита.

С докладами   по вопросу алфавита для тюркских народов выступили  Ма¬мед-Заде, Жирков, Яковлев, Тюракулов, и Бердиев, предлагавшие заменить арабский латинизированным алфавитом.

            Против этого возражал представитель Татарстана Галимджан Шараф, считая, что опыт Азербайджана не убедителен, не заслуживает распространения среди всех тюркоязычных народов, что разумнее все усилия направить на реформу уже существующего письма18. К  нему присоединился делегат от Казахстана Байтурсун: «Мы можем ставить вопрос об изменении алфавита тогда, когда он неудачен, или когда его вообще нет... Никто не доказал, что именно латинизированный алфавит имеет какие-то особенные преимущества. Мы имеем в настоящее время самый идеальный алфавит. Я смотрю, насколько у нас есть сил и средств, насколько может быть уделено внимание введению латинского алфавита. У нас этих сил и средств нет, я считаюсь только с необходимостью. А необходимости введения латинского алфавита не вижу»19.

            В итоге дискуссии под давлением сверху и учитывая опыт введения алфавита на латинской основе в Азербайджане, Якутии и на Северном Кавказе делегаты съезда проголосовали за резолюцию, предлагавшую переход на новый тюрко-латинский алфавит, 101 голосом при 7 против и при 9 воздержавшихся20.

            Переход на латиницу в Узбекистане в тот период не был самым актуальным вопросом языковой политики. Здесь, вследствие наличия нескольких диалектов узбекского языка, еще не был решен вопрос о едином литературном языке. Предстояло выбрать опорный диалект, на основе которого строился бы узбекский литературный язык. Ко времени тюркологического съезда в Баку и начала перехода на латиницу лингвисты, писатели, ведущие представители интеллигенции Узбекистана были сосредоточены на претворении «своего» диалекта в ранг единого литературного. Однако это не помешало государству форсировать введение латинского алфавита для узбекского языка.

            В республике сразу же после тюркологического съезда развернулась активная деятельность «латинистов». В том же году на IV сессии ЦИК Узбекистана было признано необходимым отказаться от арабского алфавита и перейти на новый - латинизированный. Для руководства всей работой по переводу письменности в июле 1926 г. был создан Центральный комитет новоузбекского в республике алфавита, состоявший из 44 человек. В их числе были Ю.Ахунбабаев (председатель комитета), Р.Иногамов (заместитель председателя), А.Икрамов, Ф.Ходжаев, Эльбек, М.Рамзи, Ш.Рахими, А.Фитрат. Через некоторое время были созданы его окружные отделы.

            Для ведения  теоретической и практической разработки нового алфавита и решения вопросов орфографии Комитетом по латинизации совместно с академическим центром Уз НКП в августе 1926 г. была созвана конференция специалистов узбекского языка. Конференция выработала проект нового алфавита на латинской основе. Он имел девять букв для обозначения гласных и двадцать три для обозначения согласных21.

            В мае 1927 г. в Самарканде было проведено совещание по вопросам алфавита республик Средней Азии, в котором приняли участие представители комитетов нового алфавита Узбекистана, Казахстана и Киргизии. В же время в Москве был утвержден состав Всесоюзного Центрального Комитета новотюркского алфавита (ВЦКНТА) во главе с председателем Агамалы-Оглы (заместитель - Файзулла Ходжаев, член комитета - Акмаль Икрамов).    

            С этого момента вопрос об алфавите вышел за рамки проблем просвещения и усовершенствования письма. Финансирование всех мероприятий ВЦКНТА стало осуществлять из государственного бюджета, а соответствующие органы в республиках и областях были обязаны выделить средства на проведение агитации, обучение, переобучение и распространение латинизированного алфавита.

 В 1927 г. на подготовку преподавателей было выделено 15000 руб., а на издательские расходы - 18000 руб. Эти цифры, как отмечает Д.А.Алимова, не учитывали расходов, необходимых на изменение шрифта. По смете ВЦКНТА на 1928 г. требовалось 4 млн. руб. Реализовать эти планы не удалось. В издательской деятельности наступил кризис. Издание книг с прежним алфавитом было остановлено, а на латинском алфавите выпускалась лишь часть книг и брошюр.  

Постепенно режим ускорил реализацию задуманного. Массовыми тиражами стали издаваться плакаты, стенные и карманные таблицы нового узбекского алфавита. Было начато составление соответствующих пособий для грамотных,  изданы буквари «Красный путь», «Орфографический словарь», организованы центральные и областные курсы по подготовке учителей к переходу на обучение грамоте по новому алфавиту. В некоторых городах, например в Ташкенте и Фергане, были организованы «Общества латинистов», кружки и ячейки по изучению латинизированного алфавита узбекского языка. В 1929 г. школы получили учебники на латинице 23.

 Вся мощь государственной машины, огромные средства были брошены на латинизацию.

Так, Управление местных финансов УзНКФ сообщало, что в местных бюджетах округов Узбекистана на 1928-1929 гг. имеются ассигнования под общим названием на «латинизацию» в следующих размерах: Андижанский округ - 10128 руб., Самаркандский - 21000,  Кашкадарьинский - 13080, Сырдарьинский - 7480, Бухарский -5105, Ферганский - 50000, Ходжентский - 10000, Хорезмский - 10000, Зарафшанский - 13200, Ташкентский -7755, что в общей сложности, составило 147748 руб24.

            В июне 1927 г. в Баку состоялся первый пленум ВЦКНТА. Один из главных вопросов - унификация новых латинизированных алфавитов всех тюркских народов, продолжавших вести разработку письма, не согласовывая друг с другом.

            Помимо отдельных букв, изображаемых в разных республиках по-разному, настоящую дискуссию вызвал вопрос о заглавных буквах. Так в Азербайджане и Татарии начало строки, имена, географические названия и т.д. писали с большой буквы, как и в русском языке. В республиках же Средней Азии вообще не признавали заглавных букв и писали, как в арабском алфавите, все с прописной буквы.

            После пленума был определен план введения нового узбекского алфавита в Узбекистане, увязывавший работу педагогического персонала, в учебных заведениях, органов печати, делопроизводства25.

            Были учреждены специальные печатные органы в центре и на местах. В Узбекистане с 1928 г. начал выходить иллюстрированный журнал «Аланга» на латинизированном алфавите, - орган узбекского Комитета по латинизации. С августа того же года в качестве приложения к газете «Кзыл Узбекистан» начала выходить еженедельная газета «Кзыл Тамга». В виде приложения к журналу «Маориф ва укитувчи» Наркомпроса Узбекистана издавался и детский журнал.

            Так латинизация внедрялась в жизнь и быт народов Узбекистана. К концу 1929 г. арабский алфавит был вытеснен, однако латинизированный продержался недолго - всего одиннадцать лет. Дальнейшая русификация, возведенная в ранг государственной политики, потребовала внедрения кириллицы, что объяснялось, как считает ряд исследователей, унификаторскими тенденциями в области культуры.

            Итак, в истории языковой политики в Узбекистане латинизация занимает особое место. Данный процесс ознаменован своей поэтапностью. Первый этап - с 1922 по 1929 г., когда перед «латинистами» стояла задача упрощения письменности тюркоязычных народов, пользовавшихся арабским алфавитом, и создания новой письменности. Для него характерен некоторый демократизм, о чем свидетельствуют многочисленные съезды и конференции, обсуждавшие вопросы алфавитного строительства. Но постепенно латинизация переросла из движения энтузиастов в государственную политику, подготавливая второй этап (1929-1940 гг.), когда уже ставилась задача унификации всех латинизированных алфавитов. Данный период начинается с преобразования ВЦКНТА во всесоюзный Центральный Комитет нового алфавита. Ограничительное слово «тюркский» было изъято, а новый орган с более расширенными полномочиями был переведен из Баку в Москву, в непосредственное ведение ЦИК Советов бывшего СССР. Но пиком латинизации, которая уже превратилась во всеохватывающую кампанию, стала подготовка перевода латинизированной графики на кириллицу. Этот переход и завершил второй этап латинизации.

            Таким образом, период латинизации стал лишь промежуточным этапом, явившимся следующим шагом русификаторской политики большевистского режима. В 20-е годы о кириллице было еще рано говорить, поскольку были живы ведущие представители национальной интеллигенции: языковеды, литераторы, и др., боровшиеся за сохранение истории, культуры своего народа.

            В заключение отметим, что объективные процессы развития языка, реформирования алфавита, призванные решать задачи культурного развития, и просвещения народов, были насильственно деформированы, вогнаны в «прокрустово ложе» тоталитарного режима. Введение латинского алфавита при его недостатках могло иметь положительное значение для тюркских народов, облегчив, в определенной мере, их сотрудничество с западной цивилизацией. Однако режим, стоявший у власти, главную задачу латинизации усматривал в подготовке в дальнейшем перехода к кириллице, ассоциировавшейся у порабощенных народов с колонизаторством, облегчавшей русификаторскую политику, создание унифицированной общности «советский народ», оторванной от своих духовных истоков, национальных ценностей  и культуры.    

                    


ПІКІР АЛМАСУ

Пікір қалдырыңыз


10/05/2018 10:21

АҚПАРАТТЫҚ ХАТ
0 40 0

05/04/2018 11:13

Кемел әліппе жобасы
0 193 0